«Моя мама не справилась»: Светлана Немоляева сравнила утрату Александра Лазарева с уходом своего отца

Интересное


Артистка находится в отличной форме

Звезда советского кино и рязановских комедий Светлана Немоляева отметит в следующем году юбилей — 85 лет. При этом артистка находится в отличной форме, регулярно выходит на сцену родного театра им. Маяковского и в Санкт-Петербурге снялась в короткометражке «Гоголь-моголь» (Кинопоиск HD), в связи с чем «КП» и поговорила с легендарной артисткой.

— Светлана Владимировна, ключевой конфликт картины — это перегруженность детей и отрешенность отцов. У вас сейчас бывает так, что ощущаете одиночество?

— Ни в коем случае! Упаси Бог. Всем бы на свете пожелала такого замечательного, заботливого и внимательного сына (Александр Лазарев-младший), как у меня. И внучку (Полина Лазарева, 31 год), и внука (Сергей Лазарев, 21 год). Вниманием никогда не была обделена. Наоборот, они мне даже излишне меня опекают, доставляя себе тем самым сложности. Но я понимаю эту проблему. Вокруг каждого человека отельный мир: друзья и приятели, коллеги, работа. И в таком ритме кажется, что живое общение может отходить на второй план, ведь дела важнее — общение можно отодвинуть, оно всегда рядом. А потом вдруг раз, и оказывается, что совсем не рядом. Жизнь пролетела.

«Моя мама не справилась»: Светлана Немоляева сравнила утрату Александра Лазарева с уходом своего отца

— Еще одна важная тема — отношения взрослых людей с гаджетами. Смартфон, фейсбук, вотсап, Тик-Ток — вам это все знакомо?

— Ну, если мне звонят по востапу, то я могу ответить. На таком уровне — да. Но вообще, в этом я абсолютный профан. Могу позвонить сама при помощи кнопок, могу прочитать эсэмэску. Это все. Так что всем, кто хочет со мной связаться, говорю: не надо ничего присылать, звоните по старинке, а то я могу пропустить.

Читать так же:  Прививка от ковида и здоровье. Воронежские эксперты ответили на 8 популярных вопросов. Последние свежие новости Воронежа и области

— Фильм снимали в Питере, с которым у вас тоже многое связано…

https://disk.yandex.ru/d/aUBv_TAeN_rHfg/%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%20%D1%81%D0%BE%20%D1%81%D1%8A%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BA/4U8B1516%20r3.jpg?fbclid=IwAR0dUap6eg5SGDpmwdixt4LKU37-7_XxwLIPGsOCS6-bIVGmSWV1YqjE51M

— Мой муж Саша (Лазарев) — ленинградец, поэтому мы в свое время столько гуляли по Питеру, что даже по Москве столько не ходили. Любили приезжать на каникулы. Естественно, Невский проспект, все набережные, мосты, переулочки. У Сашиного дома гуляли часто. В свободное время ездили в Павловск, Пушкин. Куда ни пойдешь, куда ни поедешь, везде красиво. Город-музей. Он мне показывал много того, чего я никогда не видела. Отвел однажды к памятнику одному из русских императоров, мощный и красивый, на лошади, который… лежал на боку — то ли Александр II, то ли Александр III — во время революции его сняли. Рассказывал много того, что ему как ленинградцу было известно. Я Питер не хуже Москвы знаю.

— В этом году все мы попрощались с Андреем Васильевичем Мягковым, с которым вы сыграли во множестве прекрасных картин. Помните, когда общались последний раз?

— Мы давно с ним не пересекались. Он будто залез в скорлупу, панцирь. Андрей стал затворником, общение у нас было только на съемочной площадке — там он был приветливым, общительным, милым и остроумным. Как и на экране, впрочем: в «Служебном романе», к примеру. Очень был добросердечным. Но сказать, что с кем-то дружил — нет. Держал всех на расстоянии. Поэтому не могу сказать, каким он уходил. Мы не были с ним связаны.

— У вас ведь тоже было на это право после утраты мужа.

— Если бы у меня после потери моего Саши не было семьи и театра, я бы не смогла справиться с собой. Это было бы невозможно. Как не справилась с уходом папы моя мама. Они прожили почти столько же, сколько мы, вместе. Даже чуть больше: у них — 56 лет, у нас — 51 год. И когда отец ушел, мама справиться со мной не смогла. Ушла с «Мосфильма». Мне удалось справиться, потому что был рядом Шура (сын), его дети, они меня не оставили, не отпускали. Если у сына поездка с театром в другой город, всегда брал меня с собой, хотела я того или нет, меня не спрашивали. Лишь бы была рядом и на виду. Это бесценно — такая любовь, привязанность, сочувствие и понимание горя. Плюс меня спасал театр: он хоть и сложный организм, теплоты в нем мало, но когда она случается — это очень приятно. После ухода Саши я не могла выйти на сцену, потому что почти все спектакли мы играли вместе: «Женитьба», «Ревизор», «Братья Карамазовы», «Мертвые души». И видеть кого-то другого на сцене вместо Саши было невыносимо. Не каждый может на такое пойти. Мне помогли партнеры и режиссер Миндаугас Карбаускис, который стал худруком в тот год, когда мужа не стало. Он тут же мне предложил роль. Сходу. В первом же своем спектакле «Таланты и поклонники». И делал натяжку. И понимал это. Потому что я должна была сыграть маму Негиной, а я была в возрасте бабушки. Понимаете? Он закрыл на это глаза и дал роль. Это меня очень поддержало. Бесконечно благодарна ему и не перестану повторять это. Я должна была вставать, идти репетировать, играть, все это увело меня от стресса, который обрушился.

Читать так же:  Жигунов впервые рассказал о съемках с Заворотнюк в «Моей прекрасной няне»



Источник

Оцените статью
Свежая пресса на MyPressRelease